Перечитывая Чуковского, или Чернуха с болливудской концовкой (окончание: «Айболит и Ко»)

Перечитывая Чуковского, или Чернуха с болливудской концовкой (окончание: «Айболит и Ко»)

Начало здесь.

3. Приключения Врача-альтруиста

чуковский

Обратимся к жизненным перипетиям доктора Айболита, так правдиво описанным Корнеем Ивановичем. Упомянутый ветеринар без остатка отдал себя служению животным, и для автора лишь это имеет значение: мы ничего не знаем о семье доктора, о его личной жизни, увлечениях, даже месте проживания. Он принимает больных в Лесу под деревом и решает многоуровневые задачи – от извлечения жала Осы из носа Лисы до сложных хирургических операций как то пришить ножки неосторожному Заиньке, сунувшему конечности под трамвай. Что любопытно, исцеление у животных наступает сразу.

…драматический накал…

И все бы хорошо, да вот однажды на кобыле прискакивает Шакал с телеграммой от Гиппопотама: в Африке эпидемия, опасный коктейль из ангины, скарлатины, холерины, дифтерита, аппендицита (?), малярии и бронхита.

Айболит, ищущий приключения на свою филейную часть, срывается в Африку пешком.

Поначалу он бежит по полям, лесам и лугам. Бежит он не в ту сторону, поскольку метеорологические условия сменяются на явно не африканские: «в лицо ему ветер, и снег, и град». Кончается тем, что Айболит признает свою ошибку: падает в сугроб и решает замерзнуть.

Лишь благодаря мохнатым Волкам, хоронившимся за елкой, ветеринар продолжает путь: оседлав одного из животных, он добирается до моря.

чуковскийС погодой доктору продолжает не везти: на море – шторм. Судя по всему, Айболит решает устроить небольшой заплыв и, будучи альтруистом, он о себе совершенно не думает. «Если пойду я ко дну – что станется с ними, с больными?» Редкий пример эскулапа, полностью посвятившего себя профессии.

…близкая развязка…

Жизненный путь доктора наверняка оборвался бы в полусотне метров от берега, но тут появляется Кит и предлагает переплыть море вместе (животному явно нечего делать; ведь трудно себе представить, будто Большая Рыба в курсе того, что в далеком лесу конный Шакал принес Айболиту тревожную телеграмму от Гиппопотама).чуковский

Но вот водная стихия позади. Как назло, прямо на пляже встают горы. Айболит атакует их, озабоченный лишь одной мыслью: если он свалится в расселину, зверям с дружественного африканского континента крышка. К счастью, копошащегося на склоне ветеринара замечают Орлы и переправляют в Африку.

…биосфера под угрозой…

Ситуация за экватором оставляет желать лучшего. Все поголовно больны. Список страждущих примерно таков:

– у Бегемотиков проблемы с желудком;

– у Страусят случай тяжелый: корь, дифтерит, оспа, бронхит, ангина, головная боль; немудрено, что они «визжат, как поросята» (та еще обстановочка);

– у Акулят кариес, зубная боль;

– у Кузнечика вывих плеча (он горько плачет);

– у полосатых Тигрят и бедных горбатых больных Верблюжат болезнь не определена.

чуковскийАйболит начинает с раздачи шоколадных плиток, достает яйца (домашние), взбивает гоголь-моголь и измеряет температуру у животных. Все вылечились.

И снова – хеппи-энд, песни и пляски – такие, «что дУбы сотрясаются» (вопрос, почему не пальмы – мы же в Африке; и ударение было бы на месте… впрочем, своя рука – владыка).

…бочка мёда?..

чуковскийЭтой непростой историей Корней Иванович желает сказать нам: «Творите добро, даже если рискуете свернуть себе шею». Добавлю: «и будет вам благодарность» (очухавшиеся зверушки чуть ли не на
руках (лапах, ногах) доктора носят). Но в каждой бочке меда – своя ложка дегтя; во врачебной практике Айболита не обходится и без неприятных ситуаций. Пример тому – случай, описанный в сказке про Воробья.

4. Айболит и Воробей или Немного о благодарности

История сама по себе жуткая: Воробья укусила «злая-злая нехорошая змея» (мы-то знаем, как одним словом назвать такую змею). Воробей, при смерти, упал на песок. «Больно воробышку, больно!» – смакует Корней Иванович.

чуковскийНо мир не без добрых людей. Пока Воробей корчится на песке, к нему подходит «беззубая старуха, пучеглазая зеленая лягуха». Лягуха – дама авторитарная: просто берет Воробья за крыло и ведет по болоту (хотя, странно, он же упал на песок?). «Жалко воробышка, жалко!» – нагнетает Корней Иванович.

Затем к Лягухе присоединяется Еж (что он делал на болоте?). И вот они уже вдвоем идут, в полной темноте (упала ночь), несут Воробья на себе (не ровен час, уронят, и его засосет трясина). «Страшно воробышку, страшно» – Корней Иванович в этом не сомневается, да и мы тоже.

…нет безвыходных ситуаций…

чуковскийЧтобы уже окончательно добить сочувствующего Воробью читателя, автор подводит ситуацию к тому, что животные с пути сбиваются и начинают паниковать, обвинять друг друга – прямо как в жизни. К счастью, на шум прилетает Светлячок, который в курсе, где базируется Айболит.

И вот болото (да и не одно) позади, друзья выходят к терему. В ночи на балконе можно разглядеть белеющий халат…

…будни Айболита…

Видимо, доктор просто вышел покурить, потому что в приемной, несмотря на поздний час, обнаруживаются Галка, Кролик и Слон. Последний, похоже, не пациент, а секретарь: во-первых, он «ласковый» (больной был бы нервным), во-вторых, именно он друзей «к доктору тихо ведет на балкон» (ласковый Слон кого-то явно боится разбудить… неужто доктор женат? будем надеяться, что не на Лисе или Козе). чуковскийДа, Воробья пускают вне очереди: тот плачет и стонет, поскольку «пришла к нему смерть воробьиная».

Всю ночь Айболит лечит Воробья. Все больше – ставит градусники. Наутро Воробей вылетает в окно, радостно чирикая.

Коварные планы злой-злой нехорошей Змеи рухнули.

(Кстати, а куда делись спасители Лягуха, Еж и Светляк?)

Но вернемся к доктору. Увы, после ночной смены Айболиту не прикорнуть: у входа уже топчутся «убогие»:

«Слепые утята и белки безногие,

Худой лягушонок с больным животом,

Рябой кукушонок с подбитым крылом

И зайцы, волками искусанные».

Даже не знаешь, что сказать. Апокалипсис какой-то.

Айболит, видимо, сидит на допинге. Потому что после бессонной ночи он с утроенной силой начинает лечить убогих.

И вот – результат: все здоровы и веселы.

Тут-то мы и видим неожиданную развязку. Очень неприятно.

«И в лес убежали играть и скакать,

И даже спасибо забыли сказать,

Забыли сказать до свидания!»

…Чуковский вскрывает правду…

Можно тысячу раз твердить о благодарности, об обмене энергиями – но реальность жестока: едва зверюшка получила свое, она отправляется «скакать», и лишь расскакавшись и вывернув сустав, вспоминает про свое неозвученное «спасибо». К сожалению, в большинстве случаев она сожалеет исключительно потому, что не знает, как вернуться сустав вправлять – «теперь уж не примет!»

Хочется надеяться, что мир однажды изменится.чуковский

Труд врача перестанет быть неблагодарным.

Люди научатся воздавать должное тем, кто им помог.

Корней Иванович все разложил по полочкам. А оторванные ноги, слепота, перебитые крылья, укусы бешеных волков – видимо, это неотъемлемая часть бренда под названием «Чуковский». Нет, не знаю, как вам, а мне хотелось бы чего-нибудь посветлее.


Соглашаешься? Нет? Поделись, поворчим вместе:

Перечитывая Чуковского, или Чернуха с болливудской концовкой

Перечитывая Чуковского, или Чернуха с болливудской концовкой

Корней Иванович Чуковский (он же Николай Корнейчуков) – личность, в моем понимании, загадочная. Его детские стихи знают наизусть многие. В школах их изучают, в садиках. Мой ребенок недавно играл Комара. Рубил голову Пауку, пока тот опутывал клокастыми ватными нитями ковырявшую в носу Цокотуху.
Так вот. Я не совсем понимаю, почему мы читаем К.И.Ч. из поколение в поколение.
Ведь его сказочки – повод для ночных кошмаров. И неважно, что все в них заканчивается благополучно: чудовищные образы уже постучались в детскую головку (пускай, малыши не воспринимают их буквально). Это вам не приключения Свинки Пеппы, нет… тут без стресса не обойдешься. Вот – кратенько – четыре «чуковские» истории для деток.

1. История о том, как Муха незаконно присвоила денежные средства и о том, что из этого вышло

 

Корней Иванович представляет нашему вниманию один день из жизни Мухи Цокотухи.чуковский

Гуляя в поле, госпожа Цокотуха обнаружила обороненные кем-то деньги. Не попытавшись найти владельца, она отправилась их тратить. Приобрела самовар, чай рассыпной, молоко, кренделя, варенье.

Далее она устраивает, так сказать, party: приглашает тараканов, букашек (ассорти), блох, бабочку и зачем-то пожилую пчелу. Из текста непонятно, была ли Муха знакома с этими личностями раньше.

…блохи — со странностями…

 

Тараканы и букашки заявляются с пустыми лапками и ведут себя бесцеремонно, «все стаканы выпивая». Блохи, как выясняется, в неадеквате: притащили Мухе к чаю сапоги. Да еще и с золотыми (!) застежками (местечковые олигархи?). Лишь Пчела выглядит вменяемой: принесла меду, из дома взяла.

«Пора прописать конфликт» – решает Корней Иванович и выпускает на сцену новый неоднозначный персонаж

…герой триллера…

 

чуковский

То ли это сексуальный маньяк, то ли борец за справедливость (ниже – подробнее); так или иначе, но старый Паук (видимо, из приглашенных) без околичностей волочет Муху «в уголок». На просьбы о помощи ни одна тварь не реагирует (особенно возмущает поведение человекообразного кузнечика, сделавшего ноги сразу же). Меж тем намерения у Паука явно серьезные: оплел веревками Мухе конечности и – далее по тексту:

«Зубы острые в самое сердце вонзает

И кровь у нее выпивает».

Все это – молча и с ухмылкой.

Можно себе представить состояние Мухи. Она, конечно, «криком кричит, надрывается». Ее легко понять.

…конфликт поколений…

 

Но обратимся к альтернативному видению ситуации.

чуковскийПожилой Паук потерял свою месячную пенсию в поле. Какая-то «прошмондовка», прости Господи, подобрала кровные и накупила себе всякого барахла, чтобы «оторваться» с тараканами. Паук, понимая, что взывать к совести у этой молодежи бесполезно, решил вершить свой суд, как делал в гражданскую пауковую войну. Он явился на вечерину и… Забегая вперед, напомню: один молодой да ранний с носом, похожим на шприц, отсечет дедушке седую голову. Нормально?

…джентльменский набор: фонарь и сабля…

 

чуковскийА вот и развязка: появление Маленького Комарика (мал размерами или возрастом?). Он летит «откуда-то», впрочем, все равно, откуда. В руке у него – фонарик (может, он шахтер?). Прокричав, что когтей злодея он не боится (самовнушение? самопиар?), Комар(ик), вооруженный саблей, срубает голову Пауку «на всем скаку» (он конный?).

Далее – натуральный Болливуд, Индия в чистом виде.

…любовь и штамп в паспорте…

 

Комар ведет Муху к окошечку (при чем тут оно?) и сообщает, что хочет жениться. (Тут опять встает вопрос – он возрастом-то вышел?) Ну это просто мечта любой Мухи – пришел, спас, готов к браку.

Далее, в лучших традициях индийских фильмов, все поют и пляшут.

…неразумная дева…

 

Я все о Мухе думаю. Она же травмирована и морально, и физически. Да еще и срубленная голова, кровища (или что там у пауков). Да и вообще, маньяк – не маньяк, а все ж живое существо, причем, в возрасте. Словом, то ли Мухе ужасно замуж хотелось, то ли Комар просто продавил свое, но свадьба, похоже, состоялась.

На месте Мухи я бы сперва повстречалась с Комаром. Ну хотя бы пару часов. Потому как жизнь у них короткая, конфетно-букетный период не следует затягивать, иначе сдохнешь раньше, чем забеременеешь.

И последнее. Не хочется тут социальный расизм разводить, но брак Мухи с Комаром – это мезальянс.

…советы Чуковскому…

 

чуковскийПодводя итог, скажу одно: у Корнея Ивановича тут мало того, что – ужастик, еще и герои отвратительные: Паук, Муха, Комар, про тараканов молчу. Я голосую за панд. Панда пошла по лесу, нашла, купила, пригласила. Другая Панда на нее напала. Третья Панда дала Второй по голове бамбуковой палкой. Первая и Третья Панды поженились. По-моему, лучше.

2. Повесть о краже солнца Крокодилом и его конфликте с другими животными

 

Это – батальное полотно. Картина столкновения частных и общественных интересов.

С одной стороны – совершенно асоциальный тип Крокодил, то ли жаждущий власти, то ли просто неуравновешенный, с другой – население Леса.

чуковскийКак известно, Крокодил проглотил солнце. В связи с этим в Лесу (читай – на Земле) наступила темнота и вышел на поверхность бандитский элемент (пучеглазые раки, бешеные волки, шальные собаки, черные совы). По тексту:

«Только раки пучеглазые

По земле во мраке лазают,

Да в овраге за горою

Волки бешеные воют».

О том, как выглядит место действия – Лес – мы узнаем из деталей: овраги, канавы, коряги. Болото.

чуковский

Именно здесь, в болоте, Корней Иванович знакомит нас с главным героем истории — Старым Медведем. Вместе с Медведицей (неопределенного возраста; то ли жена, то ли дочь) они дружно ищут медвежат.

«А в болоте Медведица рыщет,

Медвежат под корягами ищет:

«Куда вы, куда вы пропали?

Или в канаву упали?чуковский

Или шальные собаки

Вас разорвали во мраке?»»

Но


«Только черные совы из чащи

На нее свои очи таращат».

чуковскийКогда я детям читаю, то эпизод про шальных собак опускаю. Понятно, что малявочки должны знать: жизнь прожить – не поле перейти и денежку найти, тут и собаки бывают. Но я пока не готова внедрять это ощущение в их очень юное сознание. Да и пессимизм Медведицы мне лично не слишком симпатичен.

…под предводительством баранов…

 

чуковский

Довольно быстро Корней Иванович выводит на сцену двух Баранов-активистов. Те «стучат в воротА» (что ворота делают в лесу?) и принимаются агитировать лесных жителей расправиться с наглой рептилией.  В результате четвероногие решительно направляются к берлоге Косолапого с целью натравить его на Крокодила. Звери с порога обвиняют Медведя в несопротивлении злу насилием и в сосании лапы; более того: называют пожилое животное лодырем, что само по себе не комильфо. чуковский(Вопрос, как Медведь оказался в берлоге, ведь он без конца наворачивает круги у болота, плачет, ревет, зовет медвежат?) Необъяснимым кажется и тот факт, что Медведь, пусть и убитый горем, отказывается сражаться с Крокодилом: ему «неохота».
Благо, Зайчиха оказывается прирожденным коучем: ее настойчивые требования исцарапать Крокодила, разорвать на части, из пасти вырвать солнышко вразумляют Мишу: он, рыча, бежит к Большой Реке.

…битва титанов…

 

В Большой Реке лежит Крокодил с солнцем в животе и светится. Медведь без предисловий рептилию толкает, угрожает переломать пополам и обзывает свиньей.

чуковскийНо Крокодил и ухом не ведет. Воображая себя безнаказанным, он смеется и сообщает, что при желании догонится Луной. (Нарывается.)

И вот финал.

Медведь применил силу, и Крокодил – как это часто случается – струсил, «завопил, заголосил» и главное, перестал контролировать блокировку пасти. Солнце вывалилось.

Далее – опять Болливуд, песни, танцы.

…о том, как полезно себя пересиливать…

 

чуковскийШирокими мазками Корней Иванович набрасывает идиллическую картину: птицы, щебеча, летают за букашками; зайцы кувыркаются и скачут; медвежата «как веселые котята» (!) бегут к Дедушке. Зайчики и белочки, мальчики и девочки благодарят Мишу за то, что он наконец вынул лапу изо рта, оторвал попу от своего болота и что-то сделал на благо общества.

Дальнейшая судьба Крокодила неизвестна.

Продолжение о жизненных перипетиях ветеринара Айболита читаем здесь.

Поделись с друзьями этой жуткой историей:

«Обманчивый свет» Анри Труайя. Крем от морщин в конце туннеля

«Обманчивый свет» Анри Труайя. Крем от морщин в конце туннеля

Название книги переводят еще как «Фальшивый день», но это плохие переводчики, просто двоечники какие-то. «Ложный», «обманный», «обманчивый свет» – роман Анри Труайя об этом. Кто из нас в жизни не обманывался?

 

ТруайяИстория проста. Мальчик, потеряв мать в восемь лет, оказывается на попечении тети: отец в Америке, у него «бизнес». Мальчик ведет унылое существование, вокруг – человеческая пустыня; изо дня в день он будто бредет по бесконечному туннелю (противная школа, нудная тетка, развлечений ноль). Но он ждет… впереди однажды должен забрезжить свет: отец – настоящий герой – вернется и вытащит из проклятого туннеля, уведет из ненавистной пустыни.

И вот отец вернулся.

Он и правда похож на героя: большой, шумный, говорит без конца, и все такое важное, яркое, удивительное. Туннель оборвался, по глазам полоснуло светом, и каким!

Анри Труайя и интрига…

 

ТруайяВ романе нет сложных перипетий, нет вообще никакой интриги. Ни-ка-кой. Труайя (он же Лев Тарасов, если кто забыл про его происхождение) с читателем не заигрывает, не морочит ему голову а-ля Мюссо: он достаточно хорошо пишет, чтобы читали «ради текста». Да и текст немолод, а читатель сороковых был явно усидчивее, нежели наш современник.

Так в чем «цимус»? А в том, что перед нами, вернее, перед округляющимися глазами мальчика, Труайа понемногу «обнажает» персонажа-героя, и на поверку оказывается, что это, скорее, персонаж-ничтожество.

…герой-болтун…

 

Наверно, все мы встречали таких людей. Вернее, таких, да не таких. В том-то (также) мастерство Труайя: он будто тонкой кисточкой обводит черты человека, излучающего «обманчивый свет». И вроде оно как в жизни, и вроде нет. Но это отдельная тема – как прорисовывать характеры; Анри Труайя мог бы дать многим пишущим «открытый урок», да поздно уже, умер в 2007-м, почти сто лет прожил. Лучше вернемся к отцу мальчика из «Обманчивого света».

странная ложь…

 

Яркие и важные слова героя оказываются то болтовней, то ложью. Странной ложью, то ли от желания покрасоваться, то ли просто стиль у отца такой. И все обещания, прожекты – вернее, нет: грандиозные планы – пустое. ТруайяОтец легко отказывается от задуманного, пасует перед трудностями, бросает начатое на полпути. С изготовления «чудо-йогуртов» перебрасывается на «волшебный» крем от морщин, затем решает лучше написать бестселлер… Из финансовой ямы им с мальчиком, кажется, уже не выбраться… их скромное имущество распродается за долги.

зеленый, желтый, красный…

 

ТруайяНо самое страшное – это унижение. Отец унижается перед всеми, от кого зависит; лебезит, приседает. И мальчик видит это. И начинает презирать отца.

Внутри у мальчика – будто невидимый светофор: зеленый свет сменяется желтым, а затем красным. Пути нет.

неожиданно…

 

И вдруг происходит нечто в некотором роде чудесное. Эта пара сцен – ключевая в романе Труайя. Красный свет маленького светофора в сердце мальчика, минуя переходный желтый, сменяется на зеленый, заливающий все вокруг, все это детское сердце, без остатка.

Мне казалось, что я обрел своего отца после долгой разлуки, долгих поисков, и что уже ничто не помешает мне быть рядом. Нас навсегда связала какая-то нездешняя ласковая сила.

Что же случилось? Почему мальчик встает на сторону того, кого недавно презирал?

Труайя понадобилось всего пол-странички, чтобы написать сцену, врубившую «насовсем» зеленый свет. И я «Верю!», как сказал Станиславский.

ключевая сцена…

ТруайяКогда ушли люди, вынесшие последнюю мебель, отец принялся бормотать – мол, ну и ладно, тем лучше, освободили нас от рухляди… И мальчик чувствует, как задремавшая ненависть просыпается в нем; повторяет про себя: «Когда же он замолчит?», и все наваливается – мальчик молча тасует обвинения, самые, как ему кажется, страшные. И он не сразу замечает, что отец замолчал. Отец плакал.

Я был ослеплен. … Я ощутил, что он услышал мои упреки, как если бы я произносил их вслух. И он страдал от этого. Жалость, сожаление, стыд затопили меня. Тело била дрожь. Я упал перед ним на колени. Я целовал его большие теплые руки, лепеча бессвязные слова. Я молил о прощении. И услышал его низкий голос, шепот у меня над головой: «Ну что ты… что… Что такое? Малыш… Что такое?..»

 вдвоем против всех…

 

И следом Труайя пишет вторую сцену: мальчик и его отец встречаются с «друзьями», и отец принимается рассказывать, как он «поставил на место» тех, кто пришел забирать его «рухлядь» за долги. Он, конечно, лжет.

{Я заявил им:} «Тут вам не свинарник! Вы…»

Ты этого не говорил, – сказал Бобийо.

Что? Да спроси у малыша, если не веришь!

Это правда, – сказал я.

И ложь показалась мне настолько естественной, что я не почувствовал укола. … Чудное согласие объединяло меня с отцом. Мы поддерживали друг друга. Мы защищали друг друга. Мы были вдвоем против всех.

лицо героя…

 

ТруайяАнри Труайя оправдывает эту никчемную жизнь человека, ничего так и не совершившего, чей обманчивый свет приманивал женщин, но даже на них, подставлявших ему плечо, он не сумел опереться. Он ничего не сумел. Никому ничего не дал. Он вскоре умер, и когда в конце романа мальчик смотрит на его безжизненные черты, то понимает: достигни отец немыслимых вершин и соверши «тыщу подвигов», его лицо после смерти было бы именно таким.

Великолепный роман о жизни, о прощении. Книги, как эта, стоит читать. А современному писателю стоит писать подобные – чтобы читателя не утянуло навсегда в воронку закрученных сюжетов – туда, где лишь действие, где нельзя пошептаться с автором… и что-то узнать, может даже, о самом себе.


 

Понравилась ворчалка — поделись ею:

«Девушка из Бруклина» Гийома Мюссо. Роман-«лего» для клювастого читателя

«Девушка из Бруклина» Гийома Мюссо. Роман-«лего» для клювастого читателя

Читатель, он обожает, когда его хорошенько запутают. Сидит боится: а вдруг сам догадаюсь, что к чему, и станет неинтересно… Не догадаешься, дружок: у Мюссо все лихо закручено. А где не закручено – подкручено, подтянуто, притянуто так, что уши потрескивают. Но мюссолюб охотно подставляет автору свой нос: пускай водит! Нос, он же клюв.

 

«Автор»? Мюссо – это уже бренд, не так ли? Один французский издатель объяснил мне (в подробностях), что эти книги в одиночку не пишутся, над ними работает целая команда. Вернее… она играет с нами.

…Мюссо энд Ко?..

 

мюссоИгра с читателем: выставляешь перед ним замысловатую конструкцию из деталек «лего» и предлагаешь разобрать в четыре руки. Если какая-то деталька лишняя, а где-то чего-то не хватает, то не страшно, читатель заворожен процессом, клювом прощелкает. Лишь в конце осознает: «лего-конструкция» была сложена с холодной головой. На продажу. «Месье Мюссо, отпустите уже мой клюв».

Впрочем, кто сказал, что романы должны писаться исключительно от сердца, а не от ума? Что зарабатывать литературой стыдно? Да бросьте. Еще Бродский говорил, что литература призвана прежде всего развлекать. И потом, когда покупаешь Мюссо, то знаешь: 20 с лишним евро отдаешь именно за развлечение; ничего «больше». Так что никто никого не обманывает.

МюссоОдно неясно: почему команда профессионалов не замечает ляпов. То ли у них у самих клювы, то ли читателя держут за лоха.

Это при том, что история в «Девушке из Бруклина» Гийома Мюссо выстроена гра-мот-но.

…Лазурный берег…

 

Мюссо«Правильное» начало: юг Франции, Антибы, лето, цикады, двое рука в руке. Вилла. Кабриолет. Сходу сделаем читателю красиво. Что, вспомните книгу известного писателя, которая начинается с бомжа на лестничной клетке – и скажете, что настоящая литература под читателя не подстраивается? Но мы ж о другом. Мы о грамотном.

…чадолюбивый Мюссо…

Мюссо

Сюда же, в «грамотность»: педалирование «детской темы». То там, то здесь – умиленно – про лялю (главный герой один выспитывает ребенка). Ляля ест, ляля коверкает слова, ляля шалит. Читатель(ница) обязана блаженно улыбаться и возлюбить автора.

…Мюссо — книгочей и меломан…

 

Прицел на интеллектуальность: то там, то здесь – имена, знакомые не каждому смертному; как сказал мой знакомый писатель, «такое чувство, что Мюссо начитался сайтов с «умными» цитатами». Не знаю. Может, умен сам по себе. Вернее, умна команда. А вот читатель – лох, опять все прощелкал в жизни, необразован. Правда, можно выписать на имена бумажку и ознакомиться. Так что Мюссо опять молодец.

Понятно, что «Девушка из Бруклина» читается легко. Ее пока не перевели (я смотрела в Яндексе), но переведут обязательно. Мюссо переводят.

Секретов раскрывать не буду. Просто приглядимся к началу. Потому что последующие ляпы, они требуют долгих объяснений. Это же «лего». Пока до одной детальки доберешься, десяток надо разобрать.

…«Девушка из Бруклина» Гийома Мюссо: тяп-ляпы…

 

И вот, начало. Как уже было заявлено: лето, Лазурный Берег, теплый вечер, цикады, вилла. Главный герой надумал жениться на красотке, а знакомы они всего полгода. И у красотки в шкафу стоит скелет, про который герой ничего не знает. Но что-то его мучает… Наверно, факт, что «шкаф закрыт на ключик». МюссоИ в тот самый вечер, с которого начинается вся история, герой принимается в этот «шкаф» ломиться, требовать ясности, словом, «отдай ключ или обижусь, вот!». Дева вяло сопротивляется, предсказывает, что «он ее возненавидит», а потом достает-таки из сумки планшет и показывает фотографию со словами «Это я сделала!».

Далее – цитирую:

Я был ошарашен. Смотрел на экран, щурясь, до тех пор, пока тошнота не подступила… Я отвел глаза, меня била дрожь. Руки ходили ходуном, в висках стучало. Я ко всему был готов. Я воображал все, что угодно. Но не это. Я встал на ватные ноги. Меня повело, я покачнулся, но заставил себя выйти из гостиной твердым шагом.

Герой садится в кабриолет и молча уезжает. Он же впечатлен. Так что взял и свалил, раз дева такая нехорошая.

…герой «Девушки из Бруклина» — неадекват?..

 

Господин Мюссо, возможно ли, чтобы без пяти минут счастливый жених повел себя столь варварским образом? Не задав ни единого вопроса, ни в чем не разобравшись, оставив любимую один-на-один с ее скелетом? А если все неправда? И ничего «такого» она не делала?Мюссо

Конечно, герой имеет право быть «неадекватом». Но в дальнейшем он вполне нормально на все реагирует. Логики нет, и искать ее незачем, потому как именно в этот момент читателя берут за клюв.

Читатель начинает маяться: что же там было на фотографии, что?

И правда, отчего нежная душа героя дрогнула?

Саспенс.

…Мюссо, признавайся!…

 

Ой, ну да, там было три обугленных трупа. К которым героиня имеет вполне слабое отношение. Ну просто она не сообщила в полицию о существовании домика в лесу, где потом случился пожар. Но не скажи она «Это я сделала», читатель, пожалуй, свой клюв в обиду не дал бы. А так – повелся, расщелкался, ужас, ужас, что за история, я весь тут, увлеченный, клац-клац.

Это, конечно, не совсем честно со стороны автора. Или даже совсем нечестно. Особенно, если учесть, что любая невеста предварила бы признания объяснениями; замуж-то хочется. А может, она тоже «неадекват»?

Мюссо…»рояль в кустах»…

 

Стоит ли добавлять, что отец погибшей в огне девушки невзначай оказывается соседом и другом главного героя? И, конечно же, полицейским (ему предстоит искать героиню, не вынесшую хамского поведения возлюбленного и сбежавшую)… Сосед-полицейский изображает сочувствие, но настроен мстительно — и принимается делать за спиной у своего друга гадости.

Списочек притянутого за уши могу продолжить, разложить на столе дефектные детальки «лего». Но зачем?

Читателя вроде как все устраивает. Клац-клац.


 

Понравилась ворчалка — поделись ею:

Последние статьи:

Читаем «Коклико»

Читаем «Коклико»

Только я (о, конечно, разочарована в мужчинах, но) с этим словцом еще не распрощалась: теплый мякиш слова «любить» мну в пальцах, мну любовь к тебе… мне, верно, никогда не встретить твоего взгляда, но сердце – теплым мякишем…

Бокальчик бургундского? / О том, что пьют герои «Коклико»

Бокальчик бургундского? / О том, что пьют герои «Коклико»

Это все Муравьед Гийом. Заявил, что во «французском» романе должно найтись место не одному бокальчику вина. Хочешь узнать, что пьют французы, в вине разбирающиеся? Тогда тебе сюда.

«Обманчивый свет» Анри Труайя. Крем от морщин в конце туннеля

«Обманчивый свет» Анри Труайя. Крем от морщин в конце туннеля

Великолепный роман о жизни, о прощении. Книги, как эта, стоит читать. А современному писателю стоит писать подобные – чтобы читателя не утянуло навсегда в воронку закрученных сюжетов.

«Джемма Бовери» Пози Симмондс.  Эмму Бовари спасли бы киты?

«Джемма Бовери» Пози Симмондс. Эмму Бовари спасли бы киты?

Сперва был, конечно, Флобер. Его мадам Бовари скучала, предавалась страстям, тратила кровные, травилась. (Да и самого Флобера рвало, когда он писал сцену, где Эмма «хряпнула» мышьяку – так вжился в персонаж.) Я была впечатлена в свои пятнадцать лет: госпожа Бовари казалась мне очень смелой.

 

Госпожа БовариПотом был снова Флобер. Нам его на занятиях по французскому в Литинституте задавали читать в оригинале; с моим приятелем Никой мы атаковали книжку в переводе на русский, а на уроке пересказывали текст с таким видом, что оригинал нам нипочем. Великий стилист утомлял нас, разгильдяев.

…Флобер… Госпожа БовАри… Госпожа БовЕри…

 

Бовари БовериПрошло лет сто, и пробегая по переходу парижского метро, я наткнулась на афишу фильма «Gemma Bovery» с Фабрисом Лукини, от которого я в хорошем смысле без ума, была и есть. «Ага, осовременили Эмму!» «Джемма» в прокат еще не вышла, но мне уже захотелось чего-нибудь эдакого, со страстями. Я наковыряла в интернете фильм «Мадам Бовари» Клода Шаброля с Изабель Юппер, двадцатилетней давности, посмотрела его без особых эмоций и угомонилась. Все было так, как в книжке: банальная история, героиня, сопереживать которой не очень-то и хочется.

Когда руки дошли до «осовремененной Эммы» (в российском прокате – «Другая Бовари»), оказалось, что там страсти еще мельче, чем в оригинале. Я даже разворчалась на фейсбуке. А чуть позже…

…графический роман… ни текст — ни комикс…

 

Позже мне подарили книгу, по которой был сделан фильм. И все оказалось гораздо интереснее…

БовериНачать с того, что «Джемма Бовери» – так называемый графический роман. Помесь текста и комикса. Авторше Пози Симмондс повезло – бог словечек и бог рисования скинулись талантами и выдали их Пози (впрочем, это ее не настоящее имя, да и стоило бы мне называть ее важно «госпожа Симмондс», ибо дама она пожилая). Роман публиковался поначалу в английской прессе, и рисунки вперемешку с текстом выглядели отлично.

Бовери БовариИ ничего, что ее Джемме Тейт (в замужестве Бовери) сочувствовать начинаешь совсем не сразу. Обычная тетка, много работает, за собой не следит, влюблена в морального урода, которому (ну почти) нет до нее дела. Встретив Чарли Бовери, она успокаивается, забрасывает работу, сидит дома, вкушает прелести безделья. Ложка дегтя: дети Чарли от первого брака (противные), экс-жена (противная х 10), моральный урод где-то близко. Джемма решает бежать за Ла-Манш: во французскую глубинку, поближе к природе. Вот там-то, в Нормандии, и разворачиваются события, так похожие на те, что описаны в «Госпоже Бовари».

…ах, Франция…

 

Поскольку книга не переведена на русский, расскажу – что там такого хитрого.

БовариНу прежде всего – булочник мсье Жубер (в фильме его играет Фабрис Лукини, кстати). В прошлом журналист, он теперь печет хлеб и в этом прямо-таки нашел свое призвание. Судите сами (перевожу, правда, с французского):

Хлеб – моя страсть. Наше достояние. Держать батон в руках, скользить пальцами по его корке – трещинкам, бороздкам, шероховатостям – будто самой земли касаться, лона, откуда вышла жизнь. Окунаешься в аромат свежего зерна… Пробуешь на вкус солнце. Нет ничего естественнее, ничего проще хлеба. Ничего чувственнее.

Госпожа БовариБулочник любопытен, как консьержка. В «прошлой жизни» он уже отличился своей страстью вынюхивать, что там у других, и приезд «новеньких» в деревню пропустить мимо носа не может. Но главное – он оглушен фактом, что англичанка носит имя, так похожее на «Эмма Бовари», и в ус не дует. Еще, он неравнодушен к интересным женщинам. Отсутствие талии у разъевшейся Джеммы его не пугает, ведь мужчины в возрасте понимают – внешность не главное, главное – изюм.

В общем, булочник по уши влезает в судьбу героини и начинает там все ворошить… дирижировать, подглядывать в окна, подсылать анонимные письма с выдержками из «Госпожи Бовари» и мучиться эротическими снами.

Финальный аккорд – Джемма давится куском испеченного им хлеба и умирает, как ей и положено.

…роман с лоботрясом…

 

.Так вот, Джемма Бовери.Бовари

Во французской деревне она сперва очаровывается «аутентичностью» и пейзажами, но быстро вешает хвост – тут скучно, зимой холодно и дом ужасный, все протекает и кишмя кишат мыши. Остается налечь на тренажер – и спустя некоторое время мадам Бовери оборачивается привлекательной тростинкой. У нее случается роман с лоботрясом, окопавшемся тут же, в фамильном замке, чтобы готовиться к университетским экзаменам. Для нее это просто интрижка. «Ничего личного». (Позже, конечно, она сует лапу в капкан, когда лоботряс клянется ей в любви: тратит на него кучу денег (как и следует влезающей в долги Бовари), тяжело переживает разрыв… но это потом; а поначалу она просто ищет нечто, чего нет дома.)

…развязка!..

 

В конце книги Джемма Бовери ведет себя образцово-показательно. Моральный урод, по которому она так страдала когда-то, пытается вновь ее завоевать, но не тут-то было. Она переросла все прошлые отношения и даже готова жить одна. Браво.

…Она пишет {в дневнике}, что предложи он ей некогда {жить вместе}, она вскричала бы: «Да, да!» Но теперь ей ясно, что есть занятия поинтереснее, нежели делить свое существование с Патриком и его огромным эго. Она способна твердо написать «Не хочу жить с ним», и подчеркнуть эти слова так, что линия прорисуется на последующих страницах.

БовериОставалось разобраться с долгами и (все-таки) примириться с мужем (а заодно выцарапать булочнику глаза, чтобы больше не лез в душу) – и тут кусок хлеба взял и встал поперек горла. Это тогда, когда она занялась медитацией, сидела по утрам в позе лотоса и слушала диск с криками китов. Они выкрикивали, похоже, очень правильные вещи. Вот так: едва человек взялся себя растить, как ему пришел конец.

Грамотно осовремененная старая история. Что до кино по книжке – известно же, кинолента хорошему тексту не конкурент. Кстати, в 2014 году в прокат вышла американо-немецкая «Госпожа Бовари». Нет покоя старику Флоберу.

Флобер


 

Понравилась ворчалка — поделись ею:

Последние статьи:

Читаем «Коклико»

Только я (о, конечно, разочарована в мужчинах, но) с этим словцом еще не распрощалась: теплый мякиш слова «любить» мну в пальцах, мну любовь к тебе… мне, верно, никогда не встретить твоего взгляда, но сердце – теплым мякишем…

читать далее

Кавказская пленница

Ее отец позвонил и спросил, даже не поздоровавшись: «Где она?» Откуда мне было знать. Я уж точно тут был ни при чем.
– Может, с каким принцем укатила?
Отец не разозлился. Он помолчал и сказал: «Ты разве не знаешь?»

читать далее